Ханс Ульрих Обрист (р. 1968) — один из наиболее влиятельных кураторов в современном арт-мире, художественный критик и директор лондонской галереи «Serpentine».

Ханс Ульрих обрист – первый человек, который изложил историю кураторского дела в книге “Краткая история кураторства”(2012).

На становление Ханса Обриста как куратора повлияло несколько интересных личностей, встретившихся на его пути, и событий, произошедших в его жизни. Именно о них я хочу рассказать подробнее.

Встреча с Алигьеро Боэтти

Ханс Ульрих Обрист говорил, что его встреча с Алигьеро Боэтти в 1986 году изменила жизнь. Он посоветовал ему, беседуя с художниками, всегда расспрашивать их о нереализованных проектах.

Ханс Ульрих Обрист
Алигьеро Боэтти – итальянский художник-концептуалист, член движения арте повера. Он наиболее известен серией “карт мира”.

Боэтти сказал, раз я хочу быть куратором, то ни при каких обстоятельствах я не должен делать то же, что и все, – предоставлять художникам пространство для заполнения работами. Куда важнее общаться с ними, разузнавая о проектах, которые они не смогли реализовать в предложенных условиях”. – писал Ханс.

Ханс Ульрих Обрист понял, что курировать – значит воплощать мечты художников в жизнь.

Алигьеро советовал заниматься Обристу не только различными выставочными пространствами, но и общаться к непривычной аудитории. То есть помещать искусство туда, где его не бывает.

Вот пример того, как была воплощена одна из необычных идей Алигьеро Боэтти. Ханс Ульрих Обрист обратился к венскому museum-in-progress. Это частная художественная ассоциация в Вене, не имеющая ни постоянного помещения, ни коллекции.

Ханс Ульрих Обрист
Пазл для авиакомпании Austrian Airlines

Музей занимается осуществлением контекстно-ориентировочных арт-проектов. Итак, они договорились с Austrian Airlines о разрешении помещать работы Боэтти с самолетами на разворотах в каждом выпуске их журнала.

Но художнику показалось недостаточно одних только изображений, поэтому он предложил идею пазла, который пассажиры могли бы собирать во время полета.

Таким образом, общение с Боэтти подтолкнуло Обриста к попыткам обогатить существующие выставочные практики новыми необычными форматами.

Выставка-книги “Unbuild roads” (“Непроложенные пути”)

С 1999 года Ханс Обрист собирает информацию о необычных художественных явлениях – о нереализованных проектах художников. Чтобы они не остались без внимания и нашли своего зрителя, Ханс с Гаем Тортозой отобрали сотни неосуществленных проектов и опубликовали их в одной книге.

Вот несколько таковых примеров.

  1. Герхард Рихтер хотел выставить “механическую куклу-клоуна ростом в полтора метра, которая бы поднималась, а затем проваливалась внутрь себя”
  2. Луиз Буржуа хотела построить небольшой амфитеатр
  3. Ненси Сперо сделала афиши для Нью-Йорка, но их так и не расклеили по цензурным соображениям
  4. Пьер Юиг хотел сделать проект под названием “Семейный сериал”. В кинотеатре какого-нибудь городка должны были постоянно демонстрироваться домашние видеозаписи местных жителей. Ему представлялось, как “горожане мелькают в фильмах друг друга, на заднем плане появляются соседи: этакое соприсутствие и коллективный автопортрет города”.

Идея спрятанной выставки

Когда Обрист учился в колледже, он уже размышлял о выставках, которые мог бы организовать. Естественно, тогда у него еще не было доступа в выставочные пространства галерей и музеев, зато была съемная квартира в Санкт-Галлене. В ней он не готовил, даже кофе или чай не заваривал. Кухня для Обриста была помещением, где он складировал свои книги и бумаги.

Друзья Ханса, Вишли, Вайс и Кристиан Болтански, подметили, что бесполезность его кухни можно было бы обратить на пользу искусству. То есть сделать выставку, которая бы совмещала творчество и жизнь.

Концепция была ёмкой и так подходила Обристу, что художники сразу откликнулись на нее:

  • Ханс-Петер Фельдман решил сделать выставку в выставке внутри холодильника Обриста. Он раздобыл 6 яиц из темного мрамора и положил их в соответствующую полку на двери. А на верхнюю – положил пластину с птичьими пёрышками, создав очаровательную визуальную перекличку на фоне одиноких банок и консервов.
  • А Фредерик Брюли-Буабре сделал кухонный натюрморт с розой, чашкой кофе и рыбной нарезкой.
  • Ричард Вентворт установил квадратное зеркальное блюдо на консервных банках. Он также придумал название выставки “Мировой суп”.

Подобная выставка в частном доме вносит некую интимность в атмосферу, придаёт ей особый оттенок.

Такая идея выставка интересна и необычна. Подобный подход Ханс Ульрих Обрист использует и по сей день. К примеру, он организовывал выставку в доме архитектора-неоклассициста сэра Джона Соуна в 1999 году. Экспозиция была призвана сохранить условия, в которых жил и трудился автор. На ней были представлены коллекция живописи от Каналетто до Тёрнера, архитектурные чертежи(в том числе и авторства Пиранези) и собственные работы владельца в виде макетов и рисунков.

Что главное в работе куратора?

Важно создавать нетрадиционные выставки, иначе они просто не будут интересны публике.

Куратор обязан пробовать, экспериментировать, проводить “curatorial research” и создавать что-то новое.

Интервьюирование – ключевая методологическая установка Ханса Ульриха Обриста. Он неразлучный с диктофоном или портативной цифровой камерой, старался задокументировать почти все свои профессиональные встречи. По сути, это и есть как не что иное, как архив “кураторского исследования”.

Реализовывать проекты художников, которое могут казаться сперва нереализуемыми – такая задача не должна отпугивать куратора.

В свое время Болтански указал на один пункт, который стал для Обриста ориентиром: “выставки должны предлагать собственные правила игры”. Люди запоминают только такие выставки, которые изобретают новый способ презентации.

Ханс Ульрих Обрист